Источник: энциклопедия "Кругосвет".

ГУБЕНКО, НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ (р. 1941), русский режиссер, сценарист, актер театра и кино, общественный деятель. Народный артист РСФСР (1985). Лауреат премии Ленинского комсомола (1972), лауреат Государственной премии РСФСР имени братьев Васильевых (1973). В 1989–1991 министр культуры СССР. Президент Международной ассоциации содействия культуре (с 1992). В 1964–1968 и с 1980-х актер Театра на Таганке, с 1987 – главный режиссер, после раздела театра – руководитель «Содружества актеров Таганки».

Родился 17 августа 1941 в Одессе. Родители погибли во время Великой Отечественной войны, и детство прошло в одесском детском доме. Эти обстоятельства так или иначе прослеживаются во всей творческой и общественной деятельности Н.Губенко, ставшего одной из сложных и в то же время цельных фигур, вызывающей у окружающих самую противоречивую гамму эмоций – от доверия и восхищения до негодования и ненависти.

Окончил актерский (1964) и режиссерский (1970) факультеты ВГИКа (педагогами оба раза были Т.Макарова и С.Герасимов). В 1962–1963 параллельно с учебой во ВГИКе занимался в Государственном цирковом училище.

Профессиональный актерский дебют состоялся в 1964 – в фильме Марлена Хуциева Мне двадцать лет (Застава Ильича), роль Коли Фокина. Фильм был хорошо принят критикой и зрителями; в том же году вышли в прокат еще два фильма с его участием – Пока фронт в обороне и Пядь земли. Однако он делает шаг, нетипичный для выпускника кинематографического вуза, – принимает предложение Ю.Любимова о зачислении в труппу только что организованного Театра на Таганке. Именно этот шаг предопределил парадоксальные повороты в его судьбе.

Индивидуальности Н.Губенко всегда было свойственно не часто встречающееся на экране чувство истинной театральности, условности, эксцентрики, странным образом сочетающееся с психологической убедительностью. И – мощный темперамент, то открыто рвущийся наружу, то подспудный, оставляющий ощущение сжатой пружины. Эти качества сделали его «своим» на Таганке, в театре со сложной и непривычной эстетикой. При всей разнице индивидуальностей, В.Золотухин, В.Высоцкий, И.Бортник, Л.Филатов, А.Демидова, З.Славина и Н.Губенко – звезды молодого театра – составляли художественную цельность общей стилистикой игры. Сыграл роли в легендарных таганковских спектаклях – Летчик (Добрый человек из Сезуана), Печорин (Герой нашего времени), Емельян Пугачев (Пугачев), Керенский (Десять дней, которые потрясли мир) и др. В тот же период снимался в нескольких фильмах. Наиболее близкими индивидуальности актера были тогда кинематографические роли Пети Дачникова (Последний жулик) и Яши-барончика (Первый курьер), где сочетание «театральной» и «кинематографической» эстетики прозвучало особенно ярко.

В 1968, несмотря на успешно складывающуюся театральную карьеру, ушел из театра на Таганке и вернулся во ВГИК, уже на отделение режиссуры. После окончания института работал режиссером-постановщиком на «Мосфильме». Лишь позже, к 1977, стала ясна цель, к которой он шел все это время – фильм Подранки, снятый им по собственному сценарию (Приз «Бронзовый Хьюго» Международного кинофестиваля в Чикаго, 1977; Почетный диплом Союза иранских кинокритиков на МКФ в Тегеране, 1977; Главный приз Всесоюзного кинофестиваля в Ереване, 1978; Приз «Золотая гроздь» МКФ в Сантарене, 1978). Этот фильм принято считать автобиографичным. Но Подранки – более чем автобиографичный фильм. Его можно определить как программный для Н.Губенко, отражающий его творческое и общественное кредо. Более поздние его фильмы (Из жизни отдыхающих, И жизнь, и слезы, и любовь…, Запретная зона) продолжили линию пронзительно-поэтической и грустной романтики.

Актерские и режиссерские работы Губенко – эстетически пересекающиеся линии: эксцентрическая и романтически-эмоциональная. Можно говорить о единстве несочетаемого, в котором уживаются: и пафос, и фиглярство, и поэтическая лирика, и общественный темперамент, и трогательность, и жесткость. Наиболее ярко эти качества проявились у него в смешном и трагическом фильме Прошу слова, где он выступил достойным партнером блистательной И.Чуриковой. Как режиссер к участию в своих фильмах Н.Губенко привлекал актеров, отнюдь не склонных к простой актерской стилистике (Р.Быков, Г.Бурков, А.Солоницын, Р.Адомайтис, С.Мартинсон, Н.Гундарева, Е.Евстигнеев и Ж.Болотова). При этом даже критики, скептически относящиеся к творческой индивидуальности режиссера Губенко, отмечали цельность актерского ансамбля его фильмов.

Ни один разговор о кинематографической режиссуре Н.Губенко не обходится без упоминания мелодрамы. Главное, что взято на вооружение режиссером из мелодрамы – это однозначность нравственной позиции, отсутствие этического релятивизма. (Этим жанр мелодрамы и отличается от реальности, которая всегда сложнее и многообразнее подобной схемы). Подобную, несколько наивную и прямолинейную трактовку нравственности Н.Губенко перенес на все проявления своей общественной и творческой жизни. Практически каждой своей акцией (будь то спектакль, фильм, выступление в Государственной Думе, интервью и т.д.) он как бы декларирует принципы, сложившиеся еще в раннем детстве: веру в добро, жажду социальной справедливости, последовательное противодействие рыночным отношениям и т.п. Обобщенно его позицию можно сформулировать так: принципы социального устройства, которые помогли ему выжить в трагических обстоятельствах 1940-х, не могут оказаться неправильными или безнравственными и сегодня. Это отсутствие гибкости не раз оборачивало общественное мнение против него.

Так, вернувшись по просьбе Ю.Любимова на Таганку после смерти В.Высоцкого, Губенко позже возглавил борьбу за возвращение изгнанного из СССР режиссера и противодействие назначенному властями новому художественному руководителю, А.Эфросу. Однако в 1992, в конфликте коллектива театра с уже вернувшимся Любимовым, Н.Губенко встал во главе оппозиции, и это решение не смогли поколебать ни отчуждение бывших единомышленников, ни противостояние властей, ни резкие отзывы большинства либеральной интеллигенции. В 1989, «уйдя во власть» на должность Министра культуры, невзирая на обвинения в антисемитизме, категорически противодействовал возвращению иудаистскому течению Хабад (Хаббад) в рамках реституции культурных ценностей из Государственной библиотеки им.Ленина книг любавичского ребе. В 1995 вошел в ЦК КПРФ; а в 2002 был со скандалом исключен из партии за невыполнение решений пленума. В 2003 оказал резкое сопротивление министру культуры М.Швыдкому в решении о возвращении в Германию т.н. «Балдинской коллекции». При этом в основе каждого из этих, поступков лежат отнюдь не карьеристсткие или имиджевые устремления, но неизменность однозначной трактовки нравственной оппозиции «хорошо/плохо». Однако острота негативной общественной реакции на эти поступки зачастую распространяется и на творчество Н.Губенко, порой диктуя его изначально тенденциозную оценку. Пожалуй, трудно назвать другого российского деятеля культуры, творческая и общественная деятельность которого воспринималась бы в настолько неразрывном единстве.

Деятельность Н.Губенко на посту художественного руководителя «Содружества актеров Таганки», отделившегося от театра Любимова в 1993 опять же на основе не эстетических, но нравственных принципов, также вызывает множество негативных общественных реакций. Однако театр живет и работает, причем – без государственной дотации. Сам Н.Губенко в настоящее время играет и ставит только на сцене «Содружества актеров Таганки».

Татьяна Шабалина