Программа телеканала ТВЦ "ПОСТСКРИПТУМ",
18 марта 2006 года.

От происходящего за кулисами большой политики перейдем к происходящему за кулисами театральными, да и на театральной сцене. Речь о матерщине и сквернословии в наших театрах. Причем, увы, не только в экспериментальных. На Малой сцене Московского художественного театра, как минимум, в одной постановке актеры вовсю ругаются матом. Интересно, думает ли уважаемый режиссер, руководящий театром, что если так пойдет дело, то когда-нибудь его же собственный сын, насмотревшись пьес в папином театре, возьмет да и пошлет его на три буквы? Возможно, не задумывается. Но, слава Богу, что об этом задумываются другие, в том числе его коллеги. Подробней о матерщине и сквернословии на подмостках - Юлия Грабовская.

"Чтоб твои доводы стали весомыми, их не крепи не цензуры приемами".

Так с ненормативной лексикой борются в Белгороде. Убеждением и агитацией. Но сейчас сложно уповать лишь на эти методы, слишком крепко в 90-е годы вросли в великий и могучий матерные слова, блатной жаргон и агрессивный слэнг. Сначала мат прочно вошел в язык эстрадных звезд и политиков.

-Да мне по... как вы напишете, так же как и вы.

-Да можете сюда хоть целую дивизию прислать! Всех на... пошлю отсюда! Мерзавцы и подонки!

А затем, из низкопробного американского кино перекочевал в наши фильмы и литературу. Но если на крепкие выражения алкоголика, адресованные соседу по кухне, еще можно не обращать внимания, то словесные помои на страницах книг, в устах кумиров и народных избранников, более чем неприятны.

-В цивилизованном обществе считается, что человек должен извиниться, если он на ТВ или на каких-то общественных собраниях может выражаться так. Он должен извиняться тут же, потому что иначе он теряет статусное свое положение.

-Впрочем, господа Киркоров и Жириновский с Александром Калягиным, видимо, не согласны. Извиняться они не стали, зная, что статусного положения не потеряют. И сейчас пришло время не морщиться от омерзения, слушая таких уверенных в себе любителей мата, а активно бороться за чистоту русского языка.

В столице этот процесс начался с изменения закона. Инициатором стал Николай Губенко - руководитель театра "Содружество актеров Таганки" и депутат Мосгордумы. Он разработал новый законопроект, по которому всех сквернословов следует наказывать штрафом от 500 до 1000 рублей или арестом на 15 суток.

-Поскольку мы превратились в страну, которая все больше движется от человека к обезьяне, мне кажется не только давно пришла пора, но она уже просто до такой степени грозит нанесением душевного увечья грядущим поколениям, что надо заняться этим вопросом на законодательном уровне.

-Об этом же, задумались и в других регионах - в Тверской, Свердловской и Нижегородской областях. Видимо, действительно припекло. Гипертрофированная свобода слова изливается на нас в виде откровенного мата и, что самое страшное, это воспринимается все более спокойно.

Вирусу сквернословия и пошлости поддались даже такие цитадели русской культуры, как Большой театр. С недавних пор с его подмостков можно услышать такие перлы нового оперного языка как "Паскуда" или "Рубить бабло". Впрочем, не лучше ситуация и в других театрах, приверженцев той же новой русской драмы. И этого никак не могут понять настоящие мастера.

-В Пугачеве была фраза Есенинская: "Чтоб с престола какая-то Б... протягивала там..." и так далее. Я в это время ударял в колокол и вместо Б - был удар. Поэтому слово на Б... Но теперь они выдумали это ужасное БЛИН или еще что-то, безобразие очередное слэнговое.

-Да, в России ругались всегда. Филологи изучают мат, как своеобразный элемент русского фольклора. А преподаватель одной из школ Свердловской области пошел еще дальше. Он обучал тонкостям использования матерных оборотов своих учеников. Из этого, правда, вышел серьезный скандал - родители подростков не оценили новаторства педагога. Социологи утверждают, что крепкое словцо то и дело употребляют больше половины наших сограждан. Но одно дело разговорный язык, и совсем другое, сфера культурного общения, кино, телевидение, литература.

-Скоро молодежь совсем забудет что это такое русский язык. Это какой-то язык упрощенный, очень вульгарный и, как вам сказать, ничего не выражающий. Но для меня русский язык святой, выученный, но дорогой и поэтому, я должна следить за чистотой выражений, за чистотой языка, ибо, если язык теряется, то и нация теряется.

-Не удивительно, что законодатели горячо поддерживают инициативу Николая Губенко. Хотя в таком, казалось бы ответственном деле, у них немало противников.

-Мы с Губенко же работали очень долго вместе и, честно говоря, у нас руки по локоть в синяках. Как только мы протягиваем руки в сторону СМИ, нам тут же дают по рукам и говорят: "Не мешайте нам в свободе слова", то есть, будем материться, свободно говорить все, что мы думаем.

-В Административном кодексе, впрочем, давно существует такая статья, наказывающая за "нецензурную брань". Проблема, однако, в том, что тот же Административный кодекс полностью отменяет понятие "цензура". А поскольку нет цензуры, то и нецензурной брани быть не может. В итоге закон вроде бы существовал, но не работал. Николай Губенко решил его реанимировать. Определение "нецензурная брань" он изменил на - "ненормативную лексику, жаргонные слова и обороты, слэнговые выражения".

-Потому что это будет относиться не только к бытовым каким-то правонарушениям, но, в том числе, и к засилью ненормативной лексики на телеэкране, на киноэкране, в театре, где стало естественным и едва ли не необходимостью непременно излагать свои мысли таким образом.

-Остается решить одно. Хотим ли мы, чтобы наши дети с пеленок учились матерным выражениям, и посылали друг друга отнюдь не в песочницу. Или чтобы телеведущие жизнерадостно "ботали по фене", что некоторые из них периодически, и не без удовольствия, уже делают. Если же мы этого не хотим, то, может быть, нужно всерьез отнестись не только к составлению нужного закона, но и к его исполнению на государственном уровне.

-Кстати, когда в Соединенных Штатах несколько телеведущих в эфире позволили себе выразиться матерным языком, американский суд обложил их рекордными штрафами в 4 миллиона долларов. В России же о такой борьбе за нравственность даже речь не идет. Все что просят наши законодатели - это штраф в 1000 рублей. Комментарии, как говорится, излишни.