Арена жизни - область земного шара, заселённая организмами. Термин применяется редко; то же, что биосфера (БСЭ).

 

Театр «Содружество актёров Таганки» на днях представит зрителям новую постановку - комедию «Арена жизни» по мотивам произведений М. Е. Салтыкова-Щедрина. Постановка Николая Губенко.

Спектакль идет в цирковых декорациях: круглая арена, на которой работают клоуны, жонглёры, гимнасты и дрессированные животные.  Оформление сцены – красные полотнища, российские флаги. То есть с первых минут нам ясно, что спектакль – с политическим подтекстом.

 Сюжет развивается в сумасшедшем доме, где всем заправляет таинственный Великий Маг, Творец иллюзий, а обитатели уподоблены дрессированным животным. В Заведение с его налаженной жизнью попадает писатель из провинции, помещенный туда как неблагонадёжный элемент. Процесс перевоспитания свободолюбивой личности и составляет основной лейтмотив спектакля. Для бунта нет повода, убеждают писателя остальные персонажи, у обитателей есть все – «еда, папироски, карты».

Мастерство Николая Губенко как режиссёра состоит в масштабах обобщения, в необыкновенно точном соотнесении цирковой арены с ареной политической, в актуальнейшей и остроумной компоновке материала – блистательных рассказов Салтыкова-Щедрина.

Спектакль «Арена жизни» - зрелище яркое, сочное, эффектное, но эта зрелищность не отвлекает зрителя от логики повествования, не расшатывает эмоциональную стройность конструкции. Такие рискованные вещи удаются лишь очень отважным и талантливым режиссерам.

 Заключительная часть спектакля, скажу прямо, вызывает вопросы. На экране демонстрируется нарезка документальных кадров: августовский путч 1991 года, расстрел Парламента в 1993 году, штурм Останкино, теракты в московском метрополитене, Беслан, «Норд-Ост», война в Грузии, Чеченский конфликт... Хроника шокирует: раненые, окровавленные, плачущие, корчащиеся от боли люди, трупы, страдания. Это перемежается кадрами принятия присяги Ельциным и Путиным, шествием по красным дорожкам и т. д  Этот прием кажется мне избыточным – как «выжимание слезы через колено», как сказал кто-то. Есть темы, которые настолько серьезны и трагичны, что не подлежат художественной обработке и тем более не могут служить элементом оформления.

Создаётся впечатление, что режиссёр сомневается в своём зрителе и хочет расставить дополнительные подпорки: мол, Доктор в кимоно – это Путин, а Многоболтаев – это Ельцин, а сам спектакль не о цирке, а о политике. Но нынешний зритель (я в это верю!) не нуждается в дидактике такого рода. Он в состоянии по достоинству оценить и руку мастера в режиссуре, и блистательную игру актеров, и  общий высочайший художественный класс спектакля.                                                                                                                        

 

Анастасия Смородина